Facebook

если завтра ты наберёшь мой номер и не захочешь никого другого я снова прыгну в твой тихий омут, здравствуйте черти, я дома.

Еще кое-что любопытное

холодом пальцев — вниз, холодом пальцев — вскользь.

ты весь в снегу и снах, сердце

не проморозь.

молча себя укрой нежностью ранней тьмы,

тем, кто душою черств, не пережить

зимы.

тот, кто душою черств, встретит лишь тлен да мрак.

будь же спокоен, горд, радостен

просто так.

я хочу в этот Новый Год

позабыть суету и грусть,

все тревоги сложить в комод,

свято выучив наизусть:

то,что дорого – не бросать,

избегать пустоту и мрак,

руку помощи предлагать,

даже если тону’щий – враг,

быть бесхитростным и простым,

неудачи равнять нулю,

каждый день говорить родным,

как же сильно я их люблю.

я хочу,чтобы в каждый дом

постучался желанный гость,

чтоб не ведали в доме том,

что такое обман и злость.

чтобы людям всегда везло,

несмотря на миллион помех,

чтобы было в душе тепло

обязательно и у всех!

и я верю,что в Новый Год

засияет моя звезда.

счастье встретится у ворот

и останется навсегда.

если кажется, мол, ты напрасный, и смысл не ладится,

вспоминай день за днем, отогнав эту чертову серость:

иногда для спасения города / мира / галактики

нужно мало — одно, лишь одно очень доброе сердце.

но если в сердце стало пусто,

и режет слух дождливый вой,

начни читать Марселя Пруста

и думай чаще головой.

не стой в дверях, не хлопай ими.

возьми в кулак свой крепкий нрав.

ты наслаждайся выходными

из сгустка собранных приправ.

а если думать, то о важном:

о том, что навсегда с тобой.

боль оставляя в саквояже

и повернувшись к ней спиной,

не жди любовных предсказаний

и революции в стране,

следи за смелостью желаний,

за тем, на чьей ты стороне,

кого ты будешь вдохновлять

и с кем разделишь вечный быт,

чтоб больше нам не вспоминать,

что завтра снова предстоит.

проснуться вялым в своей квартире, напиться кофе, уйти в работу.

сложнее, чем быть с собою в мире, — себе по духу найти кого-то.

и ежедневно вливаться в ритмы,

сдавать отчёты, смотреть на график.

сложнее, чем оказаться слитным

с каким-то телом — платить по штрафам

судьбе за то, что просрочил юность,

когда внутри всё цвело и пело.

на сходство духа махнув и плюнув, прозвать заменой чужое тело, но вдруг проснуться внезапно старым и на других до тоски похожим.

сложнее, чем отдаваться даром — найти того, кто волною дрожи

однажды всё изнутри пронижет,

и станет светлым и чистым вечер,

когда не хочется думать ниже,

а лишь с восторгом смотреть на плечи

и понимать, что меж рёбер где-то

таится дух, что до боли близкий.

сложнее, чем возвращать билеты — понять, что птицы летают низко

не пред дождём, а пред днём вчерашним,

в котором утро, работа, кофе…

когда не кажется чем-то важным

очередная тропа к Голгофе

и много лжи и слащавой лести,

что от других всё привычней слушать.

сложнее, чем не проснуться вместе — принять как данность чужую душу.

всё потому, что, ценя снаружи,

ты упускаешь всё то, что важно.

так сложно близкую встретить душу

и упустить её — это страшно…

горечь струится по венам заветным дымом — будто бы шёпот привыкшего к малословью.

каждый хотел хоть кому-то побыть любимым.

каждый хоть раз был отвергнут своей любовью.

каждый хоть раз просыпался в постели с кем-то, кто по щелчку разбудил неземные страсти, ну, а с утра, без щелчка — новостная лента, просто со скуки — ведь тут далеко до счастья.

счастье сокрылось в мечте полюбить без меры, телом сливаясь, но так познавая душу.

каждый по ранам считал все свои потери, каждый надеялся — станет когда-то лучше,

ну, а пока…

оглушённый неправдой вечер, взгляды, вино, (ненароком касаясь платья,

переходя, как по плану, на шею, плечи…),

лишь бы не слышать зудящее в мыслях: “хватит!

это ничто по сравнению с той любовью — помнишь, её ты так сильно желал когда-то?”.

дым сигарет для привыкшего к малословью,

и календарь для забывшего сны и даты.

после — накинув на плечи пальто и горечь, выйти за дверь и в “прощай” заключить всю скуку.

каждый хотел быть любимым, но кто поспорит,

что по привычке держал нелюбимых руку?

и, просыпаясь ещё раз в чужом удушье,

только кричал себе: “хватит же! хватит! хватит!”.

каждый хотел хоть однажды задеть за душу,

но, по привычке, опять задевал за платье…

проще, конечно, ссылаться на боль и страх,

жаловаться на несправедливость мира, черную полосу и скуку,

чем признать, что твоё счастье в твоих руках,

проблема в том,

что ты сам криворукий.

проще, конечно, кричать о том, как все убого,

пускать по венам виски,

а в легкие – никотин.

во всем винить гороскопы, звезды, судьбу и бога,

чем наконец признать,

что ты сам кретин.

уж сколько их упало в эту бездну,

разверстую вдали.

настанет день, когда и я исчезну

с поверхности земли.

в каждой шутке, есть доля шутки, в каждой правде – свои ножи.

мы пройдем этот путь не гладко, отвлекаясь на виражи,

но в конечном слепом итоге… в самой трудной войне/борьбе,

я собью об него все ноги, но приду, всё равно, к тебе.

звёзд охапку набрав в карманы, с сотней шишек и синяков,

в стертых кедах и джинсах рваных, мимо злобы и дураков….

я лелею свою надежду, пусть и до тошноты изжит.

мир колеблется где-то между чистой правдой и грязью лжи.

этот маятник бьёт так сильно, что порой застаёт врасплох:

ты то счастлив невыносимо, то всё счастье твоё-подвох.

дым осевший костров под утро оголяет пустырь да гладь.

попытался собрать остатки, да следа не сумел сыскать:

руки в саже… глаза на мокром… в теле дрожь, но иду вперед..

я не знаю куда, но полно… раз иду, значит кто-то ждет.

расскажи этот очерк своим внучатам:

расскажи, что я пестовал чувства чадом

и лелеял всё то, что тебя касалось.

как ты ближе других

казалась.

расскажи, как мы жили в уютном мире:

дорожили друг другом, за счастье пили,

как гуляли в одиннадцать вдоль реки мы,

а я звался тобой

любимым.

расскажи про закаты, про заводь с илом,

как Металлика вечером заводилась,

а за нею звучало игриво, рьяно

бесподобное

фортепьяно…

расскажи про любовь нашу, как всё было,

даже если всё выцвело и забылось/

даже если не будет вовеки нáс тут,

преврати всё былое

в сказку.

…но придумай причины, ответы, монстров,

чтоб рассказы звучали правдиво, остро;

постарайся, прошу, избежать потери

и заставь их себе

поверить.

ведь ребёнок не знает о взрослой злости,

он застанет врасплох — непременно спросит,

лишь приметив на скулах “не-крокодильи”:

«почему вы

не победили?»

Возвращения блудной дочери 😀

Вот знаете когда у тебя все хорошо, радостно и ты счастлив, не хочется писать, не хочется делится. Да и строчки как-то не ложатся А вот…

7

Ваш запрос не может быть обработан

Ваш запрос не может быть обработан

С данным запросом возникла проблема. Мы работаем чтобы устранить ее как можно скорее.

Шрамы могут болеть

Сегодня был эмоциональный день. Начнём с того что близится самый ужасный период в жизни каждого студента и это сессия… в этом году …

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...