«Я ждала, когда глотну свежего воздуха»: Меня избивали родители — Wonderzine

В нашу редакцию за помощью обратился ребенок. По его словам, отец с постоянной периодичностью жестоко избивает маму. «Дежурный по городу» выехал на место.

Детство

Я была первым ребёнком и до лет четырёх помню только хорошее: видимо, детская память отрицает боль. Но потом родился второй ребёнок, и всё внимание перешло на него. Нельзя сказать, что со мной было трудно: для полного счастья мне нужно было читать книги и играть в настольные игры. В пять лет меня отдали в дошкольный класс, там появились друзья. Но с ними мне не разрешали даже созваниваться. После рождения младшего мной чаще всего занималась бабушка, поэтому уже в пять лет я могла легко сама приготовить долму и пирожки.

В первый раз мама сильно избила меня, когда мне было шесть лет. Для нашей семьи это было нормально — все родственники поступают так же, где-то детей бьёт отец, а где-то мать. Слов и разговоров нет, есть только физическая сила. В моей жизни побои не прекращались, пока я не перешла в одиннадцатый класс. Меня ругали за всё — даже за лишнее слово во время застолья. Однажды во время какого-то праздника я подошла к тёте и рассказала, что мне очень нравится книжка со сказками, которую она мне подарила. После этого мама ударила меня — оказалось, что с этой тётей нельзя было говорить. Мама била меня по поводу и без: не доела кашу — получи по лицу, не заснула вовремя — терпи удары, куда только возможно.

Я росла взаперти: мне нельзя было гулять. Бабушка брала меня с собой в магазины, но обычные прогулки мне были категорически запрещены до первого курса университета. Пока все мои школьные друзья выходили на улицу, я сидела дома и в одиночку расправлялась с уроками. Учёба была идеей фикс для родителей. Для них я должна была всегда учиться на отлично, мне с детства говорили, что я опозорю семью, если не окончу школу с золотой медалью, а университет — с красным дипломом. Именно поэтому у меня с третьего класса была куча репетиторов, при этом дома родители никогда не интересовались, как у меня дела в школе.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera

Комментарии

Lena 17 сентября 2011 14:49

И опять у нас назревшая проблема многодетной семьи.Скорей всего он над ними издеваеться из-за того,что он единсвеный добытчик,а если так,то по его мнению все должны перед ним преклонаться.А если бы у матери был бы один ребенок,и работа,она бы не терпела,ушла. Жалко не мать,а пятерых детишек.Что они запомнят из своего детства.
У нас всегда виновата мать:что переехала,что родила столько детей,что не работает,что живет с таким уродом,и детей подвергает опасности.

Kaster Troy 17 сентября 2011 16:19

Цитата
Lena пишет:
У нас всегда виновата мать:что переехала,что родила столько детей,что не работает,что живет с таким уродом,и детей подвергает опасности.

Ну, а кто же еще в первую очередь виноват?

Если нет головы на плечах, то никто в этом не поможет!

кабынебылозимы 17 сентября 2011 17:02

У меня вот так отец мать убил. И звонил я и писал не раз в милицию

зрительница 17 сентября 2011 17:34

Канэш ща бабы сами и виноваты.Если раньше презервативы “днем с огнем..”,противозачаточных в аптеках токо по великому блату,спиралей и в природе не было  

:(

А ща залететь токо по дурости можно(зачесалось-захотелось) или из меркантильных интересов,шоб мужика “повязать”.Вот и плодят изначально несчастливых детей,безотцовщин,обрекают малышей на сиротство

SvetDobr 17 сентября 2011 18:57

Обратите внимание, письмо в редакцию пришло от ребенка. Да, допустим, женщина трижды виновата, что родила столько детей от пьющего-бьющего. Но теперь вопрос стоит не в том, “кто виноват?”, а в том – “что делать?”. В семье пятеро детей, отец пьет, мать бесправна и не умеет защитить себя, а дети в чем виноваты? Кем они вырастут? Как социальные службы могут помочь этой и подобным семьям? Где выход из этой ситуации?
    А вопрос – почему бездействует милиция полиция – совсем из другой оперы. Да и чем в по большому счету поможет полиция? Ну, приедет раз, приедет два, заберет на 15 суток. И что дальше. Ну, не будет мужик некоторое время пить, помня о “прелестях” кутузки.  Потом все равно сорвется, человека так просто не переделать.

Kaster Troy 17 сентября 2011 19:34

Цитата
SvetDobr пишет:
“что делать?”… а дети в чем виноваты? Кем они вырастут? …. Где выход из этой ситуации?

Безусловно, вы – СветДобр, как всегда правы (и не только)!

“Что делать?” – в этом случае это трудный вопрос и найти ответ на него не так просто.

Никто же, кроме их самих, не вытащит их из этой трясины, в первую очередь полагаться нужно на себя, а не на дядю. И если это будет, то вопрос “кем они вырастут?” будет звучать не так страшно. Ну, а этот боец имеет силу только перед ними, канешна вмешательство, извне, не помешало бы!

:)

Евгения 17 сентября 2011 19:56

А по Тивикому полицейские отрапортовали, что успешно прошла операция “Быт”, где велись душещипательные беседы с алкоголиками, тунеядцами и «Кухонными боксерами»

Данные с сайта Тивиком: “Баир Гомбожапов, участковый уполномоченный полиции: «Проверяем подучетных лиц, куда входят семейные скандалисты и алкоголики…”. и далее: “Андрей Лумбунов, инспектор отдела организации работы участковых уполномоченных: «В ходе первого этапа операции на профилактический учет было поставлено 392 гражданина, из них 108 совершающих правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений».”

Может глава этой семьи станет 393 гражданином или не станет. Зависит от работы полиции. А что там Нургалиев говорил о людях, так это не важно. Полиция едет к этой семье уже видимо 2 дня. Великолепно!!!

Женщина, если у Вас хоть немного мозгов есть – уходите от него, если он Вас убьет (не дай Бог, конечно), кому нужны будут Ваши дети? Подумайте о них.

z 17 сентября 2011 21:28

Цитата
Kaster Troy пишет:
Цитата
Lena пишет:
У нас всегда виновата мать:что переехала,что родила столько детей,что не работает,что живет с таким уродом,и детей подвергает опасности.

Ну, а кто же еще в первую очередь виноват?
Если нет головы на плечах, то никто в этом не поможет!

ну ты мудааак…

Kaster Troy 17 сентября 2011 21:32

Цитата
z пишет:
ну ты- – – …

Было желание что-то сказать?

:D

gsd 18 сентября 2011 19:53

Дети не виноваты,что у мамы их пятеро от разных отцов,что отец-отчим пьёт,бьёт её,мать есть мать,дети будут её защищать.

А бывает и так,что муж не пьёт-не курит,хорошо зарабатывает,а жена пилит его каждый день

*Oh!

гость 19 сентября 2011 10:31

Где уполномоченный по правам ребенка?! На экспертизу нужно мать и ребенка –

зафиксировать побои

и посадить этого гада. В это время развод и в другой город уехать. Пусть алименты платит на детей. Гад!!!  

:evil:

tuyana 19 сентября 2011 12:22

Бедные женщины…( бедные дети..( Мужика на кол!  

*ded*

Гость 20 сентября 2011 1:48

Такие матери пишут заявления, потом их же и забирают, что может полиция сделать, если законодательство такое дурацкое. Детям тогда надо писать заявления на побои, проходить СМЭ, а несколько заявлений – истязания, тут статья тяжелее по санкции. Надо бороться за себя. Ну и что, что единственный добытчик, мозг все-равно нужно вправлять.

Ирина Астраханцева 20 сентября 2011 20:03

А у моей сестры тоже муженек кухонным бойцом БЫЛ. Слава Богу хватило ума выгнать этого раздолбая!!!! Она сейчас с 2 детьми на руках, а от него никакой помощи, наоборот только убытки… Зимой, когда морозы под 40 были он ей в квартире стекла разбил, куртку порвал, душил со страшной силой – побои сняты были и все это предоставлялось сотрудникам МВД, а что толку????????????? Дело якобы завели, но ни разу я не видела, чтоб его либо забрали, либо оштрафовали……..в полиции эту бумагу на тормозах спустили и все!!!!! И сколько у нас таких дел лежит на полочках – ПЫЛЯТСЯ БЕЗ ОСОБОГО ИНТЕРЕСА И РАССМОТРЕНИЯ!!!!!!!!!!А если женщина даст отпор, и не дай бог с летальным исходом – так ее же первую в каталажку закроют и увезут в места не столь отдаленные!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

:!::!::!:*femida**femida**femida*

????

Гость 20 сентября 2011 23:22

Цитата
Евгения пишет:
А по Тивикому полицейские отрапортовали, что успешно прошла операция “Быт”, где велись душещипательные беседы с алкоголиками, тунеядцами и «Кухонными боксерами»
Данные с сайта Тивиком: “Баир Гомбожапов, участковый уполномоченный полиции: «Проверяем подучетных лиц, куда входят семейные скандалисты и алкоголики…”. и далее: “Андрей Лумбунов, инспектор отдела организации работы участковых уполномоченных: «В ходе первого этапа операции на профилактический учет было поставлено 392 гражданина, из них 108 совершающих правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений».”
Может глава этой семьи станет 393 гражданином или не станет. Зависит от работы полиции. А что там Нургалиев говорил о людях, так это не важно. Полиция едет к этой семье уже видимо 2 дня. Великолепно!!!

Женщина, если у Вас хоть немного мозгов есть – уходите от него, если он Вас убьет (не дай Бог, конечно), кому нужны будут Ваши дети? Подумайте о них.

На тивикоме показывают, только хорошую сторону, это не объективно, не смотрите тивиком  

:!:

Гость 21 сентября 2011 10:58

Цитата
Ирина Астраханцева пишет:
А у моей сестры тоже муженек кухонным бойцом БЫЛ. Слава Богу хватило ума выгнать этого раздолбая!!!! Она сейчас с 2 детьми на руках, а от него никакой помощи, наоборот только убытки… Зимой, когда морозы под 40 были он ей в квартире стекла разбил, куртку порвал, душил со страшной силой – побои сняты были и все это предоставлялось сотрудникам МВД, а что толку????????????? Дело якобы завели, но ни разу я не видела, чтоб его либо забрали, либо оштрафовали……..в полиции эту бумагу на тормозах спустили и все!!!!! И сколько у нас таких дел лежит на полочках – ПЫЛЯТСЯ БЕЗ ОСОБОГО ИНТЕРЕСА И РАССМОТРЕНИЯ!!!!!!!!!!А если женщина даст отпор, и не дай бог с летальным исходом – так ее же первую в каталажку закроют и увезут в места не столь отдаленные!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!                  ????

Вот ненадо, дорогуша !

За побои привлекает суд, и только по заявлению потерпевшего. И “забрать” могут только как хулигана, и то – на 15 суток. А сажать за такие преступления закон дурацкий не позволяет, а не полиция по собственному желанию дело спускает. Попробуй нарушь права кухонного боксера, куча брызжащих слюнями правозащитников набежит, ачо !!! полиция превышает полномочия !!!!

Так что нехрен, такие дела не лежат на полочках. А еще жертвы кухонных боксеров любят написать заявления на мужей, вечером, а утром забрать, или не являться для разбирательств в суд или в полицию. И что теперь – бегать за ними, чтобы они потерпевшими были ??

«Я боялся отца»

В какой-то момент это закончилось. Мама Саши, наконец, смогла сказать своему мужу, чтобы он ушел. Мальчики не знали, почему она не сделала это раньше, почему вместо того, чтобы защищать детей, когда отец их жестоко наказывал, впадала в оцепенение. Точно так же в оцепенение впадал Саша, когда отец заламывал маме руки, слава Богу, не бил. 

— Я знал, что не справлюсь с ним, он просто брал меня и отшвыривал, — вспоминает Саша.

— Поначалу я пытался, а потом просто стоял в оцепенении, переживал за маму и не знал, что делать. Я боялся отца.

Когда они остались втроем — Саше было 17 лет — казалось, что теперь начнется новая жизнь. Но мама Саши заболела раком. Точнее, оказалось, что она уже болела им какое-то время — врачи сказали, что опухоль неоперабельна. Ей сделали химиотерапию и две лучевых.

Она болела около двух лет. Начались осложнения. 

— Второй год был особенно тяжелый, — рассказывает Саша. — Помню, я пошел забирать документы, когда маме вместо второй группы инвалидности дали первую. Мы с мамой знали, что есть эти три категории, но особо в них не ориентировались. И когда ей присвоили первую группу, обрадовались, перепутали ее с третьей, думали, что все налаживается. Оказалось, что это не так.

Саша старался ухаживать за мамой сам. Отец бывал с ними, но редко. Тетя особо не помогала, но Саша и не думал о том, чтобы просить у кого-то помощи. Однажды он по наитию, как сам говорит, не поехал в колледж и остался дома, мама начала задыхаться, у нее к этому моменту уже были метастазы в легких. Он вызвал скорую. 

— Медработники пытались спустить маму на руках, лифт не работал, спуститься самостоятельно она не могла, — вспоминает Саша. — Я сказал, что ее нужно взять и нести определенным образом, у нее был катетер для мочеиспускания. Они ответили, что знают лучше. Но она стала кричать от боли, когда ее подняли. Мама в последнее время очень сильно кричала от боли… Тогда я сам взял ее на руки и спустился. Она крепко обнимала меня.

Переломный момент

Мама практически не выходила из дома, у неё не было друзей — результат папиных запретов. Он много пил и избивал её — только сейчас я понимаю, что она испытала. Мама полностью посвятила себя младшему ребёнку, а я оставалась героем второго плана, на которого можно было выплеснуть любые эмоции.  

В какой-то момент случилась точка невозврата: я поняла, что у меня никогда не будет дружеских отношений с мамой. Помню, как будто это было вчера. Я учусь во втором классе, у меня есть одноклассник, назовём его Егор. Он нравился всем девочкам, и мне тоже. Однажды я пришла домой и сказала маме, что Егор красивый. Мама налетела и сильно избила меня: рвала волосы, бросила на плитку — я ударилась головой и разбила губу о край шкафа. Тогда мама ушла, оставив меня на полу. Я плакала, мне было очень больно, голова трещала. И я поняла, что больше никогда и ничего не расскажу матери.

С тех пор она ещё очень много раз избивала меня: в пятом классе за то, что я спала до двенадцати в выходной день, в девятом классе — за то, что я вернулась из школы на сорок минут позже. Но я уже относилась к этому не так, как раньше. Я только ждала, когда глотну свежего воздуха.

Fp7_yarNyGb_YancdpwvVg-wide.png

Мама напоминала беззащитного ребенка

К концу второго года Саша часто носил ее на руках. С короткими волосами она напоминала ему ребенка, маленького, тоненького, беззащитного. При этом духовно и ментально она росла, считает Саша. Стала много читать, узнавать что-то новое, вести дневник. Саша говорит, что никогда не знал ее так близко, как в последние два года. Она стала внутренне более свободной, стала много понимать про себя. 

Они о многом тогда разговаривали с Сашей, а еще мечтали. 

— Она, бывало, говорила, а я просто слушал, — делится молодой человек. — Рассказывала, что она хочет новых отношений, хочет видеть рядом с собой сильного, уверенного мужчину, хочет, наконец, выйти замуж. С папой они ведь не были расписаны. Мечтала путешествовать и освоить новую профессию. Она даже хотела еще ребенка, спрашивала нас с Ильей, кого бы мы хотели, мальчика или девочку.

До этого мама была просто мамой, — продолжает Саша, — а теперь она серьезно нуждалась в заботе другого человека, и этим человеком стал я. При этом она была невероятно мужественной и многое все же старалась делать самостоятельно.

Мамы Саши не стало в феврале 2013 года. И тогда снова появился отец, переехал жить к мальчикам. 

Саша вспоминает, что в начале лечения мамы он еще возил ее на химиотерапию, они ездили все вместе. Потом стал появляться все реже. Пару раз навещал в хосписе, куда ее положили. Она ушла оттуда сама. Сказала, невозможно видеть, как часто одни люди сменяют других. 

— Но у меня не было ощущения, что папа был вместе со мной, вместе с нами, — говорит Саша. — Мы просили его о помощи просто потому, что у него была машина. Никакой моральной поддержки я от него не чувствовал. 

Одну ситуацию Саша до сих пор не может отпустить. На втором году болезни мама Саши ездила к мануальному терапевту. Она уже с трудом ходила — сильно отекали ноги — передвигалась с помощью ходунков. К терапевту нужно было ехать в центр города, мама Саши ездила на метро, на дорогу уходило более часа. А он после учебы приезжал туда и встречал ее, они отправлялись на процедуры, а после ехали домой. 

— Это просто ужас, — вспоминает он сейчас. — Нужно было требовать, чтобы отец возил ее на машине. Или вызывать такси. Ничего сложного, ведь процедуры были только раз в неделю.

После смерти матери отец вернулся к ним просто потому, что ему было плохо и одиноко, думает Саша. Хотя сыновьям от его возвращения лучше не стало, скорее наоборот. Он по-прежнему мог уйти в запой на долгое время и вести себя как раньше. Смерть матери его сыновей ни на что не повлияла. 

— За то время, как папа начал жить отдельно от нас, мне словно стало легче, свободней дышать, я о нем совсем не думал, — объясняет Саша.

— А когда он вернулся, я опять все время должен был быть начеку. В стойке, если проводить аналогию с боксом.

Никогда не ощущал себя рядом с ним расслабленно.

Илье, Сашиному брату, в это время было 13 лет. Его классная руководительница по совместительству была социальным педагогом. В какой-то момент она заподозрила неладное — отец Ильи вообще не появлялся в школе, не интересовался делами младшего сына. И она написала заявление в органы опеки. В этом приняла участие подруга мамы. К этому моменту Сашу отчислили из колледжа, ему грозила армия. С кем бы тогда остался Илья?

Органы опеки и попечительства нагрянули неожиданно. 

— Отец выглядел отвратительно, в доме свинарник, — вспоминает Саша. 

В конце концов мужчину лишили родительских прав. Это произошло в 2014 году, Саше было 20 лет, он стал опекуном своего брата, которому было на тот момент 15 лет.

Переходный возраст

Самое тяжёлое время пришлось на период с пятого по седьмой класс. Я каждый день хотела умереть. Это было как раз то время, когда все начинали курить, тусоваться и гулять. Но для меня это всё было очень далёким: мне ничего не разрешали. Мама била меня, если я приходила на пятнадцать минут позже, чем заканчивались уроки. Однажды я пошла домой с подружкой, которая курила (сама я попробовала сигареты сильно позже, уже будучи взрослой, и мне не понравилось). Естественно, дым впитался в куртку. Как только я вошла, мама почувствовала запах и избила меня — разбила губу и оставила большой синяк на груди. Историй, когда мама избивала меня до крови, становилось слишком много. 

О женском организме, месячных и сексе я узнала в школе. В пятом классе у нас была лекция для девочек, где нам всё подробно рассказали. Я сообщила об этом маме, она сказала, что я рано об этом узнала, и дала мне пощёчину. Мне было двенадцать. Мама запрещала мне избавляться от любых волос: на ногах, на верхней губе, не разрешала выщипывать брови до девятого класса. Стричься я могла только по её указке. Вообще, в моей жизни многое происходило по её воле или по «рекомендации» отца. Ещё мама запрещала мне смотреть все популярные тогда сериалы: помню, как стала почти отбросом среди девочек в классе, потому что не смотрела «Ранеток», а потом мне нельзя было включать и «Папиных дочек».

Когда я училась в пятом или шестом классе, появился «ВКонтакте». Я прекрасно помню время, когда мы писали друг другу на стене и отправляли музыку. Для мамы меня не было в соцсети — она, конечно, запретила. Но я всё равно завела страничку; мама узнала и потребовала пароль, так что мне приходилось удалять переписки вплоть до девятого класса. Однажды она прочитала переписку с мальчиком, который мне нравился — мы просто общались, там не было ни сердечек, ни поцелуйчиков. Мама читала переписку ночью: около трёх часов утра она разбудила меня, дав пощёчину. Потом избила, а в конце швырнула в меня телефон со словами: «Ты позор нашего рода».

JeUt0fSttSHY76Cgz0a87g-wide.png

С пятого по седьмой класс мои глаза всегда были красные и зарёванные. Я много плакала, в основном в ванной. Мама не замечала, мне разрешали закрывать дверь, когда я шла в душ. Но в седьмом классе я нашла решение, чтобы не плакать. В душе лежали ножницы, я брала их и резала себя. Неглубоко, чтобы остались лёгкие царапинки. Мне было больно и неприятно, кровь лилась. Но я чувствовала, что мне не хочется плакать, что я заглушаю боль внутри. Это продолжалось три года: почти каждый день я делала по два пореза. Я не хотела умирать, но мне хотелось ничего не чувствовать.

Мне не нравилось, что у меня нет своей жизни, что, по представлениям семьи, я должна быть девочкой, которая терпит. Помню, бабушка даже сказала, что если меня будет бить муж, значит, я заслужила это и делать из этого трагедию не нужно. И я терпела. Терпела унижения из-за того, что мыслила иначе. Я много раз пыталась сказать им всем, что я не хочу быть затворницей, не хочу быть только матерью и никак не хочу терпеть побои. Но за эти слова я получала синяки и поучения: «Ты родилась в семье, чтущей предков и семейные традиции. Мы не допустим, чтобы ты унизила весь род».

Как в 20 лет заменить брату родителей

Саша говорит, что всегда любил брата, тем более сейчас, когда они остались вдвоем. 

— Я не чувствовал, что заменяю ему родителей. Просто брат, старший. В это время разница в возрасте ощутима, — объясняет он. 

И все-таки формальный статус опекуна внес определенные коррективы в их отношения. Однажды Илья попытался вынести из спортивного магазина какие-то вещи. Его поймали, отвели в отделение. Александр приехал за ним. В полиции не удивились, что за подростком приехали не родители, а старший брат, их уже ввел в курс дела Илья. 

Когда появился Александр, ему стали намекать на то, что лучше бы как-то решить этот вопрос, не выходя из комнаты, иначе информация может попасть в органы опеки, где могут решить, что молодой человек не справляется со своими обязанностями, и Илью могут направить в детский дом. 

— Но я-то знал, что для того, чтобы завести административное дело, нужно, чтобы украденное тянуло на определенную сумму, вроде бы тысячу рублей, а Илья пытался вынести какие-то дешевые безделушки, — сказал Саша. 

Они благополучно покинули отделение, но Саша еще раз объяснил Илье, что такие поступки могут на самом деле привести к тому, что подросток окажется в детском доме. Это не повторялось.

Но Илья был подростком, Саше так же, как и любому родителю, приходилось просить его убирать вещи на место, а не разбрасывать там, где хочется, напоминать сходить в магазин, просить убирать комнату время от времени. 

— Иногда я шел с работы, звонил ему и просил сварить макароны, — вспоминает Саша. — «Сделай, как я люблю, ты же знаешь». И он делал. 

После девятого класса Илья поступал в колледж, Саша выбирал вместе с ним учебное заведение, и потом, когда нужно было участие родителей, выполнял эту роль в качестве опекуна с формальной точки зрения, любящего старшего брата — по сути.

— Не то что я перенес на него любовь, когда мамы не стало, — объясняет Александр. — Я всегда его любил и сейчас очень люблю. 

Выйти замуж

Отец всегда говорил мне, что я должна выйти замуж за армянина. Если моим мужем будет мужчина любой другой национальности, он откажется от меня и не пустит на порог. Планировалось, что после одиннадцатого класса я поступлю на один из факультетов МГУ: экономический, юридический и ФГУ. Это было бы идеально для отца, потому что именно на этих факультетах обычно учатся армянские мальчики, а на экономе — мальчики с папами-богачами. Папа мечтал, чтобы я во время учёбы нашла такого мальчика, влюбилась, вышла замуж, родила ему внуков и готовила пахлаву с мёдом на праздники.

Но всё пошло не по его плану. В начале одиннадцатого класса я заявила, что не пойду никуда, кроме факультета, который выбрала сама — и это не был ни один из вышеперечисленных. Я мечтала об этом с седьмого класса и говорила об этом родителям. Но меня не поддерживали: мама сказала, что я там не выучусь никакой профессии, а папа сказал, что я ничего не добьюсь. Поэтому, видя мою решительность, ближе к окончанию школы меня отправили в Армению под предлогом того, что нужно отдохнуть перед экзаменами. Я согласилась, потому что очень устала от репетиторов и вечной учёбы. Но там меня ждал сюрприз.

Меня чуть не выдали замуж. Мы отправились в горы небольшой компанией: мои сёстры, брат и двое детей друзей семьи, которых я видела в первый раз в своей жизни. Оказались в небольшом городе в горах. Я чувствовала себя очень хорошо, ощущала свободу: ведь до этого я не могла поехать куда-то с друзьями. Однажды вечером ко мне подошёл один из парней: «Нужно поговорить». Я ответила: «Конечно». После он отвёл меня в сторонку, встал на одно колено и сказал: «Выходи за меня замуж». Я была в шоке, не знала, что сказать. После пяти минут молчания он продолжил: «Ты чего не отвечаешь? Мы же с твоим отцом обо всём договорились, он сказал, что я тебе понравлюсь и ты не будешь против». Эта фраза меня добила окончательно, и я просто ушла.

Таких «подставных женихов» я встречала ещё несколько раз. Папа случайно сталкивал меня с армянскими мальчиками, которые казались ему подходящими, но я сразу всем давала понять, что у нас ничего не будет. Здесь нужно оговориться и сказать несколько слов об этих парнях. Они все были из обеспеченных и традиционных семей: в их мире жёны не работают, они сидят дома, готовят, воспитывают детей. Муж может бить жену, изменять ей, потому что он зарабатывает. Все ребята, предложенные отцом, были именно такими.

P0IB2Fzo7CjnaZ-LKNJ6rg-wide.png

Всё
меняется

Уже почти год прошёл с тех пор, как моя жизнь сильно изменилась. Сейчас мне двадцать лет, и от меня, можно сказать, отказались родители. Они не разговаривают со мной. Каждый день — унижение. Отец говорит, что потратил на меня кучу денег, что я никчёмная и никем никогда не стану. Всё это из-за того пути, который я выбрала: уже почти три года я зарабатываю деньги и стараюсь по максимуму обеспечить себя. Отец не может мне простить, что я не стала человеком, соответствующим его представлениям о жизни. Что я лишилась девственности в двадцать лет, до свадьбы. Произошло это с моим единственным партнёром, с которым мы уже почти два года вместе.

Мой молодой человек — армянин, хороший, и его мировоззрение совсем не совпадает со взглядами моего отца. Он спокойно относится к работе, к учёбе, к тому, что я могу пойти куда-то с подругами. За всё время, что мы вместе, самое грубое слово, которое я услышала в свой адрес, — «дурашка». Я люблю его, а он меня. Но для отца любви не существует, и он против наших отношений. Родители против настолько, что мне пришлось год скрывать от них, что мы вместе. Когда они узнали, устроили мне настоящий террор. Отец с матерью кричали, что я позорю их, что я должна расстаться с моим молодым человеком и найти себе «нормального». Это было очень больно. В первый раз мы занялись сексом, кстати, спустя несколько месяцев после того, как родители узнали тайну.

22 января — в этот день мы поскандалили, у меня был нервный срыв, а потом начались панические атаки. Я лечусь у психотерапевта, пью таблетки. Родители ни о чём не знают, но продолжают твердить, что я — позор всего рода. Потому что у меня не будет красного диплома. Потому что я больше не девственница. Потому что решила уйти от гнёта.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...