Запах смерти навсегда. Как известные люди переживали потерю детей | Люди | Общество | Аргументы и Факты

Дмитрий Соловей о том, как жить дальше — Wonderzine

К

огда Максу поставили диагноз, рак почки был уже не на ранней стадии, были метастазы. У меня сразу появилось осознание того, что мы его потеряем. Ночью после того, как я узнал диагноз, я рыдал и понимал, что скоро его не станет. До сих пор мне иногда жалко, что ему сделали столько операций, столько мучительной химиотерапии, растянули 

всё это почти на полгода — но, возможно, это позволило нам всем ещё сильнее сблизиться, побыть с ним хоть немного ещё. Мне хотелось от всех спрятаться, ни с кем не общаться — и это происходит с большинством людей. Мы столкнулись со многими родителями заболевших детей и видели, что они исчезают с горизонта, удаляются из соцсетей, удаляют фотографии. У людей начинаются страхи, они думают, что их кто-то сглазил — наверное, это в человеческой природе, склонность искать виновных. У меня почему-то было внутреннее ощущение, что я должен рассказывать о происходящем, чтобы другие люди видели, как это бывает. Чтобы те, кто столкнулся с болезнью ребёнка, знали, что они не одни. Я вёл инстаграм о болезни Макса и делал это не для себя, а для других. Жена, наоборот, ушла в себя, нигде не появлялась, не выкладывала фотографии. 

В последние дни жизни Макса нам пришлось перевезти его из онкологического отделения в другое, для лучевой терапии, а потом обратно — как я сейчас понимаю, обе стороны пытались снять с себя ответственность, не пополнять статистику смертью ребёнка. В итоге я поговорил с главным врачом и оказалось, что максимум возможностей — продлить жизнь ещё на несколько дней, но лучше Максу не станет. Тогда мы забрали его домой. Мне пришлось подписать бумаги об отказе от лечения.

Возможно, нам, родителям, было бы легче, если бы ребёнок умер в больнице. Этот момент — самый болезненный из всех. В памяти осталось, как сын умирает у меня на руках, задыхается. Он ничего не понимал, он не мог даже попросить воды. Единственное, чего мне хотелось в тот момент, — что-то сделать, чтобы он не испытывал таких мучений. Это очень страшно.

К сожалению, во всех инстанциях сталкиваешься с огромной бюрократией. Я прекрасно понимаю врачей и другой персонал, не только медицинский, у них есть протоколы, которым необходимо следовать — но в первую очередь нужно оставаться человеком. Например, не хотели выдавать тело ребёнка из морга, потому что на справке в одном месте было что-то исправлено, но не было фразы «исправленному верить». Я умолял, обещал, что принесу справку в любой нужной форме, и всё-таки убедил сотрудницу, которая за это отвечает — но она пошла навстречу с формулировкой: «Вы понимаете, что это подсудное дело?»

Помощник прокурора, глядя мне в глаза, сказал: «Откуда я знаю, может быть,
вы ребёнка не кормили, вот он и умер».
Это грустно и больно, это равнодушное, потребительское отношение

Расскажу один случай: когда я работал в угрозыске, я приехал на место смерти подростка от передоза. Он лежал на полу, а рядом лежал шприц с остатками героина — и я взял этот шприц и спрятал в карман. Да, это тоже «подсудное дело», но я не хотел, чтобы его увидели родители этого ребёнка, у них и так чудовищное горе, зачем это усугублять? Надо всегда оставаться человеком.

Были очень тяжёлые моменты. По закону, если есть результаты гистологического исследования (а у нас они, естественно, были), мы могли потребовать отказа от вскрытия. Причина смерти и так была очевидной, и мне просто было жалко его тело, он и так уже был весь изрезанный, за эти пять месяцев ему сделали множество операций. Но помощник прокурора, глядя мне в глаза, сказал: «Откуда я знаю, может быть, вы ребёнка не кормили, вот он и умер». Это грустно и больно, это равнодушное, потребительское отношение. Даже на похоронах была какая-то проблема из-за неправильно поставленной печати. В эти моменты очень тяжело держаться. 

Я очень соболезную людям, которые потеряли детей в катастрофе в Кемерове. В первую очередь я хочу попросить вас не повторять моих ошибок. Не уходите в себя, не прибегайте к алкоголю и тем более наркотикам — тем более что это не помогает. Я помню, как это — выпиваешь литр водки, а всё равно сидишь трезвый, и легче не становится.

Не игнорируйте людей, общайтесь с ними, хотя это больно. Тяжело видеть друзей, тяжело с ними говорить — у всех слёзы на глазах, и ты тоже начинаешь плакать. Я ушёл в себя на полгода, ни с кем не общался, не мог работать — но потом пришло осознание, что это было зря, что это не помогало. Наоборот, если бы я всё это время пытался поддерживать жену, а она меня, обоим было бы легче. Надо видеться со своими родителями, с братьями и сёстрами, с друзьями. Чем больше ты в уединении, тем больше едет крыша. 

Я ушёл в себя на полгода, ни с кем
не общался, не мог работать — но потом пришло осознание, что это было зря,
что это не помогало. Наоборот, если бы
я всё это время пытался поддерживать жену, а она меня, обоим было бы легче

Не бойтесь и не стесняйтесь плакать. Ищите тех, кто сможет вас поддержать, разделить с вами боль. Мы с женой не обращались за психологической помощью — но для многих это хороший вариант. Мне очень помогало поговорить со священником или просто прийти в церковь, побыть там — это успокаивало. 

Не вините себя. После смерти Макса мы начали вспоминать какие-то мелкие ссоры, говорить «надо было жить нормально», думать, что ребёнок заболел, потому что видел, как мы ругались. К сожалению, многие пары не выдерживают трагедии и расстаются — но мне кажется, такие моменты должны сближать. Не надо винить себя или друг друга, думать, что вы что-то неправильно сделали. Рак — это чрезвычайное происшествие, он просто появился и всё, и никто в этом не виноват. Как и возгорание — оно может произойти когда угодно; конечно, есть виновные в том, что системы безопасности не работали, но это точно не родители погибших детей.

Продолжайте жить. Не проходит ни одного дня, чтобы я не вспомнил о Максе и не всплакнул — но чуть легче всё же становится. Легче, потому что продолжаешь жить, ставишь новые цели, общаешься с людьми. Я считаю, что в память о сыне мы должны жить лучше, чем раньше: без ссор, без плохих поступков. Что-то планировать, построить дом; приходить на кладбище и рассказывать Максу, что происходит в нашей жизни. Я верю, что он за нами наблюдает, и я не хочу его расстраивать. Пусть он видит, что у мамы с папой и братика всё хорошо. Когда я плачу, я вытираю слёзы, улыбаюсь и говорю: «Макс, извини». Представьте, что ваши дети вас видят, и берите себя в руки ради них. Младшему сыну, Алексу, было два года, он всё понимал, он был дома, когда умер Макс. Он перенёс это спокойно — думаю, осознание придёт позже. Он очень хочет, чтобы у него снова был братик или сестрёнка — и мы постараемся ему это дать. 

Проявляйте максимальное терпение и спокойствие в отношении бесконечных бумажек. Это трудно, но неизбежно. Если что-то нужно, продолжайте просить, в итоге обычно люди всё-таки идут навстречу. Обращайтесь в благотворительные фонды. Нам очень помогал фонд, который работал в больнице. Они помогают многим людям и многими действиями — и финансово, и организаторски, и в бытовых вопросах, что-то привезти или отвезти. Нам предлагали помочь с организацией похорон; нам не понадобилось, но, думаю, для многих людей это актуально — не отвергайте эту помощь. Важно, что большинство людей, работающих в благотворительных фондах, сами прошли через потерю близких и понимают, что вы чувствуете.

Обложка: eugenesergeev — stock.adobe.com

wonderzine.com

Матери становятся сильнее

Смириться с потерей невозможно — не станет время лекарем безутешной матери. Да и отцу, впрочем, тоже. Многие потом всю жизнь корят себя: мало времени уделяли ребенку, недоглядели… 

Но не всегда в смерти детей виноваты родители. Мне приходилось общаться и плакать вместе с матерями, потерявшими сыновей в Афганистане и Чечне. «Вина» их была только в том, что не «отмазали» сыновей от армии, когда было очевидно, что это путь на войну. До этого — сразу после школьного выпускного — был зверски убит и закопан как неизвестный мой одноклассник, единственный сын немолодых родителей, не чаявших в нем души. Поехал поступать в военное училище и пропал. Искали полтора месяца… На похоронах мама Нина Ивановна была без сознания. Потом все-таки нашла силы жить, спасалась в Церкви. 

Не стоит думать, что у известных людей горе какое-то другое. Легче переносимое, что ли. Нет, они так же плачут, страдают, винят себя, даже если не виноваты. И не хотят жить, не в силах смириться с потерей ребенка. Разве что сильнее становятся. Потом. Если могут. 

Избавление от чувства вины

женщина плачетКак пережить смерть своего ребенка — вопрос, буквально сквозящий болью. Психологи отмечают, что вне зависимости от причин гибели чада, его родители все равно ощущают вину. Они не усмотрели, остались в стороне, не пришли на помощь в тяжелую минуту. Даже если малыш скончался от тяжелого заболевания или погиб в авиакатастрофе по независящим от мамы и папы причинам, они все равно будут корить себя за произошедшее в течении оставшейся жизни.

Именно поэтому избавление от чувства вины — первый шаг к исцелению души. Какими же способами это чувство можно если не побороть, то хотя бы заглушить?

  1. Нужно представить, как отнесся бы сам ребенок ко всему происходящему. Вряд ли он бы стал винить маму и папу. Более того, малыш наверняка захотел, чтобы родители были счастливы даже после его ухода.
  2. Необходимо, как можно реже думать о произошедшем, анализировать причины трагедии и собственные действия. Изменить прошлое не под силу ни одному человеку, а значит, и винить себя просто бесполезно.
  3. Часто утешение удается найти в религии. Библия научит отчаявшихся родителей, что нужно прощать не только окружающих, но и себя самого.
  4. Если родители действительно были виноваты в смерти ребенка, им стоит заняться благотворительностью. Попытаться искупить проступок, помогая другим людям.

Как пережить смерть дочери или сына, если муки совести не утихают? Часто люди сами пробуждают чувство вины. Они считают, что достойны страданий, и если боль утихает, специально ворошат воспоминания, чтобы пробудить ее. Такое поведение неприемлемо, поскольку оно заставляет страдать не только человека, но и всех окружающих.

В такой ситуации нужно попытаться забыть о прошлом, убрать на время фотографии умершего члена семьи, постараться отвлечься на что-то другое. Со временем, душевная боль будет куда менее заметной. Рана никогда не затянется полностью, но горюющий родитель сможет отпустить проблему.

Еще одна ошибка — регулярное посещение могилы. Когда человек находится в том месте, где похоронен его ребенок, душа буквально разрывается на части. Следует посещать кладбище как можно реже, при этом не коря себя за равнодушие. Жизнь должна продолжаться несмотря на то, что она уже никогда не будет прежней.

Как начать новую жизнь

Любой человек, оказавшийся в столь сложной ситуации пытается понять, как жить после смерти ребенка. Кажется, что свет погас, все вокруг потеряло смысл и значение. Часто в такой ситуации люди решаются на самоубийство, поскольку они просто не видят смысла для продолжения своих мучений.

Однако психологи отмечают, что эффективные способы начать новую жизнь все-таки существуют, и вот лишь самые дественные из них:

  • слеза на лице женщинывременно покинуть квартиру, где родители жили с умершим ребенком, так как все здесь напоминает им о трагедии;
  • необходимо заблокировать воспоминания о смерти, похоронах, чтобы перестать терзать собственное сердца;
  • рекомендуется отправиться в путешествие, отвлечься на постижение мира;
  • ни в коем случае нельзя запирать себя дома, ведь, чем чаще родители общаются с окружающими, тем легче им забыть про проблему;
  • следует отыскать новые интересы, увлечения.

Папе и маме скончавшегося ребенка буквально придется начать жизнь с нуля. Им нужно найти новое место проживания, возможно сменить круг общения, интересы. Все это поможет если не перестать страдать, то хотя бы забыться.

Психологи отмечают, что боль часто не покидает человека на протяжении всей жизни. Однако со временем он учится относиться к ней философски, игнорируя угрызения совести.

Когда переживания поутихнут, можно будет встретиться с прежними друзьями, вернуться в ту квартиру, где когда-то жил ребенок, достать старые фотографии. Однако, пока рана свежа, хранение вещей наследника и воспоминаний доставит лишь нескончаемые страдания.

Один на один с болью

Режиссер Светлана Дружинина признавалась: «Мне уже ничего не страшно — я сына похоронила». Только оставшийся сиротой внук, работа и поддержка любимого мужа помогли ей выстоять. Многие годы тема была под запретом — Дружинина категорические отказывалась говорить о гибели старшего сына, который, увлекшись запрещенными препаратами, свел счеты с жизнью. 

Наркотики, говорят, стали причиной раннего ухода в другой мир сына актера Валентина Смирнитского, а также наследников кинематографических пар: Нонны Мордюковой и Вячеслава Тихонова, Любови Соколовой и Георгия Данелии. У Тихонова и Данелии в следующем браке родились дети. А несчастные актрисы так и остались одни со своей болью. При загадочных обстоятельствах умерли сыновья Светланы Светличной, Натальи Кустинской. А недавно — и дочь Владимира Конкина, о которой писали, что она утонула в бассейне… 

Единственная дочь

Валентина Гафта

от брака с балериной

Инной Елисеевой

была солисткой Кремлевского балета. После ухода из семьи отца Ольга осталась жить с матерью, но, говорят, не выдержала ее деспотичности и постоянного контроля. В 29 лет после очередной ссоры Ольга покончила с собой. Навсегда оставив отца переживать — в предсмертных записках она обвиняла в своем поступке родителей. 

В 27 лет так же расстался с жизнью средний сын Валерия Золотухина. Родные считали причиной тяжелую депрессию, из которой он долго не мог выбраться. 

Ирине Купченко и Василию Лановому винить в смерти младшего сына было некого — в 37 лет у него случилась острая сердечная недостаточность. В день похорон актер смог выйти на сцену, а жена в себе сил не нашла. 

У сына Станислава Говорухина случился инсульт. У единственного сына Раисы Рязановой оторвался тромб. Максим Моргунов, единственный наследник советской телеведущей, умер в разгар первой волны коронавируса. Все трое ушли в расцвете сил. 

Как не нужно бороться с проблемой

Советы психолога о том, как переживают смерть ребенка, часто оказываются неэффективными. В результате, человек начинает искать свои собственные варианты излечения, не всегда безопасные для его психологического или физического здоровья.

Какие же способы борьбы с проблемой считаются абсолютно неприемлемыми?

  1. Погружение в наркотический и алкогольный угар. Этот вариант не только вреден для здоровья, но еще и абсолютно бесполезен, ведь рано или поздно человек протрезвеет, а значит, и душевные страдания вернутся.
  2. Попытки суицида. Каждый раз, когда подобные мысли возникают у человека, ему нужно задуматься, как к этому отнесся бы любимый ребенок?
  3. женщину успокаивает мужчинаОбвинения в адрес всех окружающих в произошедшем. Пытаясь унять боль, человек начинает винить в произошедшем не только себя, но и врачей, друзей, случайных прохожих. Однако никакой пользы от этого, кроме гложущей сердце ненависти не будет.
  4. Полная изоляция себя от окружающего мира.

Какова естественная реакция человека на трагедию? Он пытается спрятаться, оградить себя от чужого влияния, попутно ища виновного в произошедшем. Однако подобное поведение порождает лишь негатив. Ненависть, боль, депрессия — все эти спутники семейной трагедии будут неотступно следовать за человеком, если он выберет перечисленные выше способы борьбы с произошедшим.

Как же нужно действовать? Во-первых, нужно говорить о боли, не хранить ее в сердце. Для этого можно общаться с психологом, со второй половинкой или с людьми, которые побывали в аналогичной ситуации. Во-вторых, следует быть открытым для мира. Жизнь дарит человеку не только боль или страдания, но еще и невероятную радость. Чем шире он откроет сердце для чего-то хорошего, тем быстрее это произойдет. В-третьих, необходимо отпустить проблему, постараться относиться к ней философски. Все это поможет со временем если не забыть о трагедии, то хотя бы снизить душевные страдания.

Пересмотреть свою жизнь 

Пять лет назад сын Ирины Безруковой и Игоря Ливанова поскользнулся в ванной и получил смертельную травму головы. Для Ирины Андрей был единственным сыном. У Игоря потом родились двое детей. Но много лет назад, совсем молодым, он потерял маленькую дочь, которая погибла с его женой в железнодорожной катастрофе. Если бы он не обрел наконец покой и счастье в третьем браке, сложно представить, как могла бы сложиться его жизнь. 

Владимир Тихонов, Борис Ливанов, Егор Радов.

Сын от студенческих отношений Дмитрия Певцова сорвался с балкона третьего этажа. Сын музыканта Владимира Кузьмина выпал из окна 18-го, когда в квартире начался пожар. С дочерью певца зверски расправился ее бойфренд. Сын Александра Домогарова был сбит на тротуаре автомобилем… 

Все эти дети ушли совсем молодыми. И родители не находили себе места от горя. Одних спасала молитва. Других — работа. Третьих — возможно, водка… 

Как признался позже Певцов, смерть сына стала самой большой трагедией в его жизни. Наверное, с ним согласились бы многие. Если не все. И неважно, какого возраста был ребенок. Речь, конечно, не идет о выкидышах, внематочной или неразвивающейся беременностях и уж тем более абортах по немедицинским причинам, что в большинстве случаев — грех, помноженный на глупость.

Роман Жуков, Ирина Безрукова, сёстры Зайцевы и Борис Клюев.

Музыкант

Валерий Меладзе

потерял двухнедельного малыша, актрисы

Елена Захарова

и

Виктория Исакова

лишились младенцев, которым было всего несколько месяцев. Спасала профессия. Елена вышла на сцену на 9-й день после смерти дочери. Виктория умоляла всех: «Завалите меня работой». А потом призналась: «Запах смерти будет преследовать меня всю жизнь»…

Два мальчика, новорожденные близнецы, умерли у Любови Успенской и Елены Прокловой. Певица считала, что это было наказание за аборт (тогда тоже были близнецы). Потом она смогла родить дочь. А вот актрисе и телеведущей пришлось пережить еще две трагедии: смерть новорожденного малыша и выкидыш на позднем сроке. «Понадобились четыре детские жизни, чтобы я пересмотрела свою жизнь», — скажет потом Проклова, корившая себя за невнимание к старшей дочери…

Появление на свет нового ребенка, как способ забыть о смерти прежнего

Гибель малыша — настолько большая трагедия, что некоторые родители просто отказываются верить в произошедшее. Они пытаются заполнить образовавшуюся в их жизни пустоту всеми доступными способами, в том числе, обращаясь к новой беременности. Хорошо это или плохо?

Однозначно ответить на этот вопрос трудно даже психологам. Они отмечают, что скоропалительное появление на свет нового малыша выступает лишь как попытка забыть о проблеме. Родители не хотят заводить ребенка. Более того, они катастрофически бояться повторения прежней трагедии. Как результат, мама и папа относятся к малышу противоречиво, делая из него копию погибшего брата или сестры.

Однако это не значит, что от материнства или отцовства нужно отказываться навсегда. Познать такую радость можно в следующих случаях:

  • если с момента трагедии прошло несколько месяцев или лет, и родители морально справились с произошедшим;
  • если они искренне хотят завести другого ребенка, понимая, с какими сложностями столкнутся;
  • если родители воспринимают появление чада как способ искупления старых ошибок, а не как вариант замены погибшего малыша;
  • если люди морально готовы начать совершенно новую жизнь.

расстроенная параРебенок — это не домашний питомец, с помощью любви и ласки которого можно на время забыть о трагедии. Это отдельная личность, над которой не должны довлеть трагедии из прошлого. Именно поэтому решение об очередном родительстве должно быть взвешенным, обоюдным.

Часто мама и папа погибшего ребенка обращаются к усыновлению. Для них это становится способом не только снова услышать детский смех, но еще и сделать доброе дело. В таком случае, психологи советуют брать из детского дома малыша, который максимально не похож на погибшего наследника. Тогда супругам будет легче не ассоциировать нового члена семьи с прежним чадом.

Пытаясь узнать, как пережить смерть новорожденного ребенка, родители должны понимать, что избавиться от боли полностью не получится. Это ужасное горе всегда будет напоминать о себе, но страдания можно уменьшить. Для этого порой достаточно открыть сердце навстречу новому дню, перестать корить себя, сохраняя при этом приятные воспоминания об ушедшем наследнике.

Марина, г.Прокопьевск

Комментарий психолога:

(Комментарий психолога к этой статье пока отсутствует.)

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...